18 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Мирзиёев и атомная телега. Помогут ли узбекские коррупционеры защитникам экологии

Фото с сайта Prodengi.kz

Основным мероприятием в программе государственного визита президента России Владимира Путина в Ташкент, прошедшего 18-19 октября, стала церемония запуска проекта по строительству атомной электростанции в Узбекистане. Путин и его узбекский коллега Шавкат Мирзиёев совместно нажали на символическую кнопку, окончательно подтвердив намерение центральноазиатской республики стать первой страной в регионе, имеющей собственную АЭС.

Хотя то, что Узбекистан появится на карте мировой атомной энергетики, стало ясно задолго до нажатия кнопки. Соглашение о сотрудничестве между республикой и Россией, предусматривающее возведение станции, было подписано в декабре 2017 года. С того момента работа шла стремительными темпами — чиновники обеих стран потратили много сил, времени, денег и бумаги на кучу законодательных актов и протоколов. В Узбекистане и вовсе появилась новая отрасль. В республике создали агентство по развитию атомной энергетики «Узатом», в ближайшей перспективе появится министерство энергетики. Кроме того, совместно с госкорпорацией «Росатом» организовано обучение 30 узбекистанцев в Московском инженерно-физическом институте, филиал которого наряду с филиалом Московского энергетического института, вскоре откроется в Узбекистане.

После долгих консультаций и обсуждений стороны решили построить АЭС вблизи водохранилища Тудакуль, расположенного в Навоийской области и всего в 26 км от древней Бухары, популярного места среди туристов. Возможно, не последнюю роль в выборе площадки сыграло и то, что именно в этом регионе добывают уран — основное «топливо» атомной станции.


Владимир Путин и Шавкат Мирзиёев нажимают символическую кнопку. Фото пресс-службы президента Узбекистана

Все мероприятия по теме широко освещались в СМИ. В самом Узбекистане о строительстве АЭС не написал только ленивый. Главное, что каждый раз чиновники подчеркивали важность реализации проекта для населения республики и ее экономики. Мощности станции позволят обеспечить электроэнергией не только потребителей внутри страны, но и ближайших соседей Узбекистана. Финансовые «плюсы» также заключаются в том, что новые высокие технологии сэкономят невозобновляемые природные ресурсы — уголь, нефть и газ. Относительно последнего, подсчитано, что ежегодная экономия составит 3,7 млрд кубометров. Если представить, что весь этот природный газ продадут за рубеж, Узбекистан заработает $550-600 млн за год.

Впрочем, и АЭС — не дешевое удовольствие. По оценкам помощника президента России Юрия Ушакова, проект «Росатома» обойдется Узбекистану примерно в $11 млрд. К слову, это чуть более трети годового ВВП республики ($30,7 млрд в 2017 году по данным Госкомстата). Скорее всего, строительство АЭС будет финансироваться за счет кредитов российских банков, «Росатом» часто применяет такую схему при зарубежных контрактах. Но это ведь не подарок и не благотворительность – кредит нужно возвращать, да еще и с процентами.

Банальная арифметика говорит, что экспорт дополнительно освободившегося из-за ввода в эксплуатацию АЭС объема газа покроет расходы на «атомное чудо техники» примерно за 20 лет, не раньше. И это без учета того, что, наверняка, при возведении громадного комплекса появятся дополнительные затраты, и бюджет проекта может возрасти вдвое. Но все же атомной станции в Узбекистане быть! Или?..

Мнения разделились

Хотя слово «атом» можно перевести с греческого как «неделимый», строительство АЭС на озере Тудакуль разделило общество на два лагеря – сторонников и противников инициативы президента Мирзиёева.

Правительству республики пришлось принять меры: «Узатом» и «Росатом» подписали меморандум о взаимопонимании по вопросам формирования позитивного общественного мнения в отношении атомной энергетики в Узбекистане. Говоря проще, в стране началась пропаганда пользы и преимуществ АЭС. Например, этой теме посвящена четвертая серия мультсериала «Кувват», создаваемого по инициативе «Узбекнефтегаза». Герои ленты наперебой перечисляют «плюсы» атомной энергетики – от экономии ресурсов до создания тысяч рабочих мест. О безопасности сооружения говорит то, что станция готова выдержать падение на нее самолета (хотя, если честно, верится в это с трудом). Зная рекламные мощности государства, в дальнейшем, кроме банальных пиар-статей и видеороликов, можно ожидать и полнометражные фильмы. Наверняка, сценаристы, предвкушая госзаказ, уже продумывают сюжеты картин с амбициозными названиями типа «Первые в атоме» или «Герои Тудакуля».


Проект АЭС для Узбекистана. Фото пресс-службы Росатома

Но обратимся к настоящему, где в соцсети Facebook развернулись ожесточенные дискуссии на тему «нужна ли Узбекистану своя АЭС?». Многие пользователи приветствуют строительство станции. Их аргументы: атомная энергетика выведет республику на новый уровень, поднимет ее престиж; люди будут обеспечены электроэнергией, причем за «копейки»; безопасность АЭС основывается на том, что во многих странах сооружения функционируют и нет никаких экологических катастроф. Еще один «плюс» в пользу «Росатома» — проекты компании в Египте, Бангладеш, Финляндии. Мол, раз там доверились россиянам, то и Узбекистан может ввязаться в подобный проект.

Противники идеи, в основном, строят свои размышления на угрозах экологии и финансовой составляющей. «Во-первых, несмотря на неразвитость солнечных батарей и ветроэнергетики более целесообразно будет именно развитие этих видов энергетики, так как в Узбекистане очень много солнечных дней в году, как и ветряных, что позволит выкачивать большое количество энергии. Да, она будет недешевой, однако наша экология, которая, после АЭС станет, вообще, хрупкой, это оправдывает. Во-вторых, в стране, где на законность и всевозможные меры обеспечения безопасности плюют с горы, то не ожидаю защиты информационных систем АЭС на должном уровне. У нас до сих пор с компьютерами работать не умеют. В-третьих, АЭС слишком дорога для нашей экономики», - поделился доводами пользователь Oleg Kim. Добавим, что у многих вызывает сомнения вопрос хранения отработанного радиоактивного топлива – никто ведь не сообщает, где будет хранилище, полигон для отходов и прочее.

Почти все комментаторы постов по теме уверены, что на строительстве не обойдется без откатов и хищений со стороны чиновников, а конкретные цифры насчет резкого удешевления электроэнергии для потребителей никто не называет. Есть мнения, что, напротив, тарифы возрастут, чтобы окупить дорогостоящую АЭС.

Пользователь Farida Charif сомневается, что Узбекистан готов к такому масштабному проекту как собственная атомная станция. «В стране, где какой-нибудь УзКарт может выбить всю платежную и банковскую систему на целых три дня, где часто возгораются автобусы Мерседес немецкого производства, где постоянно глючит Интернет из-за того что МинИнфоКом меняет оборудование, где постоянно рвутся трубы горячей воды, где каждый день гибнет по 7 человек из-за несоблюдения правил ПДД, где интересы застройщиков, мебельщиков и промышленников превалируют над интересами граждан и над экологией, короче, где царит безответственность и халатность, НЕЛЬЗЯ строить АЭС. Смертельно опасно», — написала топикстартер. И большинство комментаторов с ней полностью согласны. Одновременно в Facebook появились посты с хэштегами #противАЭС, #STOPAESINUZBEKISTAN, #ЯПротивАЭСвУзбекистане, в которых оспаривается решение президента.

Историк, социолог, ассоциированный научный сотрудник лондонской Школы восточных и африканских исследований (SOAS) Алишер Ильхамов считает, что строительство АЭС – поспешный шаг, вызывающий пока массу вопросов. «То, что мы наблюдаем — это очередной случай, когда президент ставит телегу впереди лошади, то есть принимает импульсивные решения, не проведя всестороннего анализа и обсуждения, не приняв продуманную стратегию на этой основе», — написал Ильхамов. Он напомнил, что такое уже было с цыплятами и лимонами, когда банки уже через полгода втихую перестали выдавать кредиты на бесперспективные инициативы главы государства. Впрочем, АЭС – дело другое, все же на кону стоят миллиарды долларов, и неудачная реализация данного проекта может иметь для Узбекистана очень плачевные последствия.

Эксперты в Узбекистане утверждают, что АЭС — панацея для энергетического сектора страны. Депутат законодательной палаты Олий Мажлиса (парламента), член комитета по вопросам экологии и охраны окружающей среды Сергей Самойлов приводит красноречивые цифры. Сегодня потребность республики в электроэнергии составляет 69 млн кВт*ч, вырабатывается в стране 64 млн кВт*ч. То есть, уже наблюдается дефицит. Однако, по прогнозам специалистов отрасли, к 2030 году за счет развития экономики и роста населения стране понадобится порядка 117 млн кВт*ч. И атомная электростанция способна обеспечить дополнительные мощности, генерируя 15% от общего объема электроэнергии. По словам парламентария, не стоит беспокоиться и о безопасности станции. Поскольку в районе строительства АЭС для защиты граждан и охраны окружающей среды будет установлена санитарно-защитная зона и зона наблюдения, а также специальный правовой режим.

Протесты и про тесты

Протесты против строительства АЭС – далеко не новость в мировой истории. Одна из громких и успешных акций имеет отношение к немецкому городу Фрайбургу. В 1975 году вблизи этого населенного пункта, в деревне Виль правительство Германии решило возвести атомную электростанцию, заявив, что в противном случае местные жители останутся без электричества. Но местные фермеры и студенты восприняли инициативу властей в штыки и устроили ряд акций протеста. Пикеты и демонстрации продолжались в течение десятилетия (!), в итоги проект пришлось свернуть, так и не начав. Самое интересное, что Фрайбург, вопреки «обещаниям» руководства страны, не лишился электроэнергии, город стал использовать солнечные батареи. Солнечное поселение, созданное местным архитектором, генерирует больше электроэнергии, чем потребляет. И это в Германии, где солнце не столь активно.

Второй пример гораздо ближе к Узбекистану. Как известно, «Росатом» строит подобную станцию в Белоруссии – вблизи города Островца, расположенного недалеко от литовской границы. Белорусы начали протестовать против АЭС, еще когда проект был в зародыше. В 2012 году сообщалось о группе молодежи, которая вышла на место будущей АЭС с плакатами «Кроем матом ваш «Росатом» и «Нас не спросили!». Экологи даже подготовили петицию о запрете реализации проекта и планировали передать документ в посольство РФ в Минске, но были задержаны правоохранительными органами. Любопытно, что и здесь атомная энергетика превратилась в «объект» государственной пропаганды. По данным профессора, доктора технических наук Григория Лепина, в 1998 году, когда только начались разговоры о появлении в Белоруссии АЭС, лишь 6-7% граждан были «за». Однако в 2012 году, благодаря стараниям массированной «рекламе» пользы проекта для страны, количество поддерживающих строительство достигло 13%. Впрочем, и это, как понимаете, меньшинство. Но, несмотря на мнение населения и логичные протесты Литвы, не желающей поневоле оказаться в зоне потенциальной экологической катастрофы, возведение Островецкой АЭС продолжается.

В 2016 году произошел инцидент, из-за которого возросло количество белорусов, настроенных против строительства АЭС. При перемещении с одной локации на другую сорвался со строп корпус реактора. Когда об этом стало известно, эксперты начали бить тревогу – а что, если бы подобное произошло в тот момент, когда в системе уже было бы топливо. Утечка радиации? Как минимум. «Росатом» признал свою ошибку и обязался восстановить конструкцию за свой счет. Но, как говорится, «осадочек остался». Для белорусов, до сих переживающих негативные последствия Чернобыля, любое ЧП на атомной станции сродни редкому в этих краях землетрясению.


Старт проекта на одной из изыскательных площадок в Узбекистане. Фото пресс-службы «Росатома»

В свою очередь, узбекские СМИ публикуют информацию о надежности реакторов «Росатома», соответствующих всем требованиям МАГАТЭ. «Сегодня можно говорить об атомных электростанциях нового поколения, оснащенных самыми современными автоматизированными системами безопасности, которые сводят к нулю риск аварии. Такие АЭС также устойчивы к экстремальным природным явлениям. На энергоблоках ВВЭР поколения «3+» есть две защитные оболочки здания реактора – внутренняя и наружная, которые служат физической защитой от природных и техногенных внешних воздействий и исключают вероятность выхода радиации за пределы реакторного зала», – делится мнением доцент, сотрудник Университета мировой экономики и дипломатии (УМЭД), бывший специалист Института ядерной физики Академии наук Узбекистана Сурия Тураева. Непогрешимость технологий подтверждается тем, что «Росатом» монтирует ВВЭР-1200 на 36 блоках в 12 странах мира – от Египта до Финляндии. Небольшой спойлер: с началом пропаганды АЭС в республике подобных статей и комментариев будет в разы больше.

«Зеленая» альтернатива

По данным Всемирной атомной ассоциации (WNA) на конец 2017 года в мире насчитывалось 448 действующих энергоблоков, более половины которых приходилось на США и Европу. В прошлом году было введено в эксплуатацию лишь четыре новых энергоблока, три из которых – в Китае. Поднебесная является лидером по числу строящихся АЭС. Тем не менее, в Европе наблюдается тенденция к прекращению использования атомных станций. Эксперты WNA подчеркивают, что, несмотря на значимость атомной энергетики, темпы закрытия опережают темпы замещения выбывающих мощностей.

Пожалуй, первой страной, полностью отказавшейся от АЭС, можно считать Италию. Здесь в 1987 году, на следующий год после чернобыльской аварии, произошел референдум, на котором граждане высказались за закрытие всех четырех станций, расположенных в стране. Последняя АЭС была отключена от сети в 1990 году. Бывший премьер-министр Сильвио Берлускони попытался возродить ядерную программу, но закон аннулировали опять же на основании общественного голосования.

Германия уже закрыла десяток станций, причем, согласно принятому плану, к 2020 году страна полностью откажется от АЭС. Более того, немцы давят на соседей — Францию и Швейцарию. Последняя уже приняла решение о запрете строительства новых станций.

После катастрофы в Фукусиме в 2011 году Япония также начала выводить из эксплуатации свои АЭС, однако резко возросшие цены на электроэнергию заставили власти островного государства вернуться к запуску реакторов. По состоянию на июнь 2018 года работали девять энергоблоков, еще 10 должны были запустить к марту 2019 года. Однако, как отмечают эксперты, здесь все зависит от решений суда и согласия населения на местах строительства АЭС.


Озеро Тудакуль. Фото с сайта Kstrip.ru

Что же предлагается взамен использования атомной энергетики? В первую очередь, «зеленые» источники – солнечные батареи и ветряные установки. Отметим, что Узбекистан также развивает данное направление, правда, пока только на бумаге. Хотя подписание конкретных контрактов с иностранными партнерами говорит о серьезных намерениях. В частности, канадская компания Sky Power Global построит в республике сеть солнечных электростанций мощностью 100 МВт и стоимостью $1,3 млрд. В Сурхандарьинской области турецкая ETKO CO ENERJI A.S. планирует возвести ветряную электростанцию. Мощность – 600 МВт, стоимость проекта — $500 млн. Подобное сооружение в 2019-2022 годах появится и в Навоийской области. Здесь подрядчиком выступает немецкая корпорация Siemens. Согласно документации, мощность «ветряков» составит 100 МВт, размер требуемых инвестиций — $100 млн.

На фоне этих проектов вопрос о рациональности строительства АЭС становится намного актуальнее. Действительно, нужен ли Узбекистану дорогой долгострой с риском для экологии? Решение можно было переложить на граждан, по примеру европейских стран устроив референдум. Но это Центральная Азия – здесь то, что начались споры в соцсетях, уже можно считать проявлением демократии. Впрочем, скорее всего, на этом дискуссия и завершится. Если президент Мирзиёев нажал на кнопку, то процесс необратим. Разве что не случится серьезный форс-мажор, или чиновники наворуют столько, что проект так и не доведут до логического конца.

Азиз Якубов

Международное информационное агентство «Фергана»