18 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Форма — пятидесятые. Власти взялись контролировать гардероб узбекистанцев

Студенты УзГУМЯ. Фото с сайта Xs.uz

С текущего учебного года в Узбекском государственном университете мировых языков (УзГУМЯ) существенно ужесточили требования к одежде студентов и преподавателей. В дополнение к общим для всех вузов правилам, действующим с 2012 года, имидж учащихся УзГУМЯ теперь регулируют устав университета и правила внутреннего распорядка. Впрочем, для Узбекистана это не удивительно: всеобщий «дресс-код гражданина Узбекистана» пока еще не введен, однако в стране трудно найти человека, который не должен был соблюдать те или иные «гардеробные» ограничения хотя бы где-то.

УзГУМЯ без макияжа

В распоряжение нашего издания попала выписка из протокола собрания Научного совета УзГУМЯ, состоявшегося в августе 2018 года. На этом мероприятии было заявлено, что студенты нередко появляются на занятиях в полупрозрачной и обтягивающей одежде, с открытыми плечами, грудью и животом, в шортах и юбках выше колена, с металлическими украшениями и пирсингом. Распространена и обратная крайность — некоторые студенты приходят в вуз в религиозной одежде, молодые люди отращивают бороды, а девушки завязывают платки на подбородке (ношение платка, завязанного сзади, считается узбекской традицией и потому допускается).

В связи с этим решено было прописать в уставе и правилах внутреннего распорядка вуза, в каком именно виде учащиеся должны появляться в заведении. Юноши теперь обязаны носить классические костюмы, белые рубашки и обувь темного цвета. И студенты, и преподаватели-мужчины должны стричь волосы и брить лицо. Девушкам предписаны классические костюмы с юбками не выше колена, белые блузки и темная обувь. Полупрозрачная, обтягивающая, открытая одежда, пирсинг и далее по списку поставлены под запрет. Также не рекомендуется носить наушники и верхнюю одежду в помещениях. Студентки и преподавательницы не должны появляться в вузе с ярким макияжем. За нарушение этих правил к студентам и преподавателям будут применяться дисциплинарные взыскания.

Студенты, которых расспросил наш корреспондент, отнеслись к нововведению негативно. По их словам, их раздражает даже не сам по себе дресс-код, а заострение внимания на разнообразных мелочах вместо реальных проблем. Например, во внутренних документах прописано, что студенты обязаны здороваться со всеми преподавателями и представителями администрации. Студенты отмечают, что нередко их приветствия остаются без ответа, что несколько смущает. Также внутренние правила обязывают преподавателей заниматься пропагандой национальных ценностей. Студенты не понимают, какое отношение это имеет к основной задаче вуза — подготовке грамотных специалистов. Наконец, студентам запрещается публично обсуждать проблемы вуза в интернете, что может расцениваться как ущемление свободы слова.


Студенты у проходной УзГУМЯ. Фото с Facebook-страницы вуза

При этом, по словам студентов, руководство вуза не хочет уделить внимание гораздо более важной теме — некомпетентности преподавателей. По оценкам учащихся, около 20-30 процентов лекторов очень плохо знают свой предмет. «Лично я вообще в недоумении, как они в универе оказались», — заявил один из студентов. Об одном таком преподавателе, который, по словам учащихся, «не может окончить предложения», подавалось коллективное заявление декану. Однако требование о замене преподавателя не было удовлетворено. Также нарекания студентов вызывает сама система обучения — по их словам, часто им приходится изучать попросту ненужные вещи. Из-за этого даже компетентные преподаватели не могут адекватно передать свои знания.

Впрочем, все это выглядит как дежавю. В прошлый раз борьба администрации со студентами в джинсах и студентками в коротких юбках обострялась в УзГУМЯ в 2015 году. «Сейчас даже не знаем, во что одеваться. Приходим в юбках — говорят, что коротко, надеваем брюки — говорят, тесные», — жаловалась журналистам одна из студенток.

Строгий деловой студент

Единые для всего Узбекистана требования к студентам были утверждены в 2012 году. Там прописаны не только запрет на слишком откровенную или, наоборот, религиозную одежду, но и многие другие правила. В частности, подробно регламентирован порядок приветствия: мужчины первыми здороваются с женщинами, студенты — с преподавателями, младшие студенты — со старшими. Руку для рукопожатия первым протягивает старший мужчина. Студентам запрещается размещать в интернете не только сообщения о проблемах вуза, но и вообще любую информацию, «не соответствующую национальным ценностям». В правилах прописано даже, что посещать туалет на собраниях можно лишь в перерывах между выступлениями; что во время еды нельзя шуметь; что вокруг университетского городка не следует «ходить без причины».

С тех пор дресс-код был утвержден внутренними документами многих вузов. Так, студентам Ташкентского педиатрического медицинского университета запрещается приходить на занятия «в одежде, привлекающей внимание окружающих, оголяющей отдельные участки тела, плечи, грудь, живот, а также участки выше колен, чрезмерно узкой одежде, религиозной одежде, с обильно навешанными металлическими цепями, заклёпками, ожерельями, спортивной одежде и обуви».


Студентки одного из вузов Узбекистана. Фото с сайта Nuz.uz

Студенты Туринского политехнического университета в Ташкенте должны «строго соблюдать офисный стиль одежды: однотонный классический костюм, рубашка, галстук — для мужчин, блузка/юбка или классический брючный костюм — для девушек». Строго запрещается одежда из джинсовой ткани, пляжная одежда, религиозные одеяния, спортивная одежда вне занятий физкультурой.

В 2017 году сообщалось, что дресс-код начал распространяться и на абитуриентов. Сразу несколько вузов отказались принимать документы у девушек в шортах или хиджабах. С последними соглашались иметь дело, только если они перевязывали платок по-узбекски — узелком назад. «Этике одевания нужно следовать, еще будучи абитуриентом. Ведь они будущие учителя», — пояснил в беседе с журналистами анонимный сотрудник Государственного педагогического института в Навои. А в Кокандском государственном педагогическом институте запрет объяснили прозаичнее: по словам сотрудников, если «неправильно одетая» абитуриентка попадет на запись камер видеонаблюдения — у них самих возникнут проблемы.

Скоро все прелести дресс-кода познают и самые юные граждане Узбекистана. С 2019 года в стране вводится обязательная школьная форма. Справедливости ради стоит отметить, что до сих пор Узбекистан оставался единственной страной Центральной Азии, где единой формы не существовало, и каждая школа могла сама решать вопрос о ее необходимости.

От министерства до базара

Дресс-код в Узбекистане — проблема не только студентов. Это явление настолько распространено, что само по себе уже может считаться «национальной ценностью». Госслужащие с 2016 года обязаны «соответствовать общепринятому деловому стилю, который отличается официальностью, сдержанностью и аккуратностью». С целью уточнить детали дресс-кода женщин-госслужащих в 2017 году даже проводился специальный конкурс молодых дизайнеров. Уже много лет обсуждается внедрение униформы для учителей. Пока дело ограничивается негласным дресс-кодом, который с каждым годом ужесточается.

Артисты, одевающиеся слишком вызывающе, рискуют лишиться лицензии на исполнительскую деятельность. А в начале 2018 года артистам запретили допускать чрезмерные вольности в видеоклипах: демонстрировать татуировки, появляться в полуобнаженном виде, петь в спальне, лежать на боку.

В 2015 году сообщалось о попытках ввести дресс-код даже для торговцев и посетителей базаров. Впрочем, там боролись в основном с одеждой религиозного толка. Кстати, вполне на законных основаниях: закон «О свободе совести и религиозных организациях» запрещает «появление граждан Республики Узбекистан (за исключением служителей религиозных организаций) в общественных местах в культовых одеяниях». Нарушителям запрета грозит штраф или краткосрочный арест по статье 184-1 Кодекса об административной ответственности.

Где образец?

Как нетрудно заметить, власти Узбекистана в своих дизайнерских изысканиях стараются всячески избегать двух крайностей: «порочного» западно-молодежного стиля и подчеркнуто закрытых исламских одеяний. Но откуда родом эта мода, что именно стараются взять за образец? Чтобы это понять, достаточно посмотреть на фотографии советских времен.

На многочисленных снимках, сделанных фотографом Максом Пенсоном в Узбекской ССР первой половины XX века, можно увидеть довольно много людей в рабочей униформе: фотограф стремился запечатлеть, прежде всего, «людей труда». Нередко встречаются и герои в традиционной узбекской одежде — халатах, тюбетейках, папахах, чалмах. Причем в большинстве случаев это не артистические костюмы, а повседневная одежда. Но самые «прогрессивные» категории населения — студенты и молодые рабочие — уже тогда носили простые брюки и рубашки разной степени строгости. Из «пережитков прошлого» они позволяли себе максимум тюбетейку.


Танцовщица и музыкант на празднике, Узбекская ССР, 1935 год. Фото Макса Пенсона с сайта Maxpenson.com

Женщины на фотографиях Пенсона, естественно, появляются только в закрытой одежде. Изредка — даже в очень закрытой, навевающей мысли об исламе. Исключение составляют женщины-физкультурницы, для них не считалось предосудительным появиться на публике и в коротких шортах, и в купальниках. И главное исключение — фотография «Натурщица», где женщина изображена полностью обнаженной. Впрочем, это тоже можно считать «рабочей униформой»: по сюжету, женщина позирует художнику.


Женщины в закрытых одеяниях в исторической части Ташкента. Фото Макса Пенсона с сайта Maxpenson.com

На фотографиях француза Жака Дюпакье, который посетил Узбекистан в 1956 году, ситуация меняется, но не радикально. Халаты и чалмы практически исчезают, тюбетеек все еще много. Мужской комплект «брюки и рубашка» встречается все чаще. Женщины носят юбки и платья до колена или чуть ниже, а также платки, завязанные сзади. На фотографиях 1960-х и последующих годов брюки и рубашки становятся типичной одеждой городских мужчин. Женщины в основном в платьях и юбках до колена, но вот платков почти нет. Начиная с 1960-х, на снимках изредка можно увидеть и горожанок в брюках, мини-юбках, с открытыми плечами.


Девушки на снимке Жака Дюпакье, 1956 год. Фото с сайта Zagony.ru

Застряли в счастливых пятидесятых

Путешественники отмечают, что и сейчас типичной мужской одеждой в провинциальных городах Узбекистана остаются брюки и рубашка, а женщины гораздо чаще носят платья, чем брюки. Платья — по-прежнему ниже колена. Нередко можно встретить сочетание «платье и легкие укороченные брюки» — дань памяти традиционным платьям с шароварами. Отмечается, что это актуально именно для провинции: в Ташкенте многие люди одеваются гораздо современнее.

Все идет в русле развития советской моды. В РСФСР женщины тоже начали носить брюки и мини-юбки в 1960-х, и эта мода тоже первоначально считалась «чрезмерно смелой». И джинсы, которые так не нравятся властям современного Узбекистана, в 1970-1980-х годах считались «атрибутом презренного Запада» по всему СССР. Но в Узбекистане официальная мода остановилась примерно на середине XX века, и власти настойчиво пытаются сохранить Status Quo.

В общем-то в этом нет ничего плохого, не каждая страна обязана строго следовать мировым дизайнерским тенденциям. Самобытность и оригинальность — почему бы нет. Но вот на другой «современной моде» стоило бы остановиться подробнее. Сейчас в развитых странах считается, что выбор одежды и иных способов подчеркнуть свою индивидуальность — это личное дело каждого человека. Понятие дресс-кода во многих сферах сохраняется, но все чаще приобретает неформальный статус. Появиться на собрании совета директоров солидной фирмы в джинсах и майке — в принципе, можно, просто сам человек может неловко себя чувствовать среди «костюмных» коллег. А в иных фирмах (тоже вполне солидных) неуютно себя будет чувствовать уже человек в костюме. Мир меняется, мода меняется, и хорошо, когда все эти процессы обходятся без вмешательства сверху.

Татьяна Зверинцева

Международное информационное агентство «Фергана»