12 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Моря много не бывает. Фонд по спасению Арала пришел в полную непригодность

Фото с сайта Thedailybeast.com

24 августа в Туркменистане состоялся первый за девять лет саммит Международного фонда спасения Арала. По итогам мероприятия, в котором участвовали президенты всех пяти постсоветских государств Центральной Азии, было сказано много торжественных слов. Но в целом лидеры почти всех стран склонились к тому, что спасение Аральского моря следует доверить международному сообществу. Лишь президент Кыргызстана, который ранее приостановил членство в фонде, выдвинул массу конкретных предложений по реформированию организации.

Призрачный водоем

Аральское море – это, как известно, не море, а бессточное соленое озеро. 21 миллион лет назад оно было соединено с Каспийским морем. Историк Геродот писал, что река Амударья (греки называли ее Аракс) в его времена впадала в Каспий. Но исследователи считают, что Геродот основывался на неточной информации, и на самом деле река доходила лишь до озера Сарыкамыш, ныне расположенного между Каспием и Аралом.


Аральское море на спутниковых снимках 1989 и 2014 года. Фотографии NASA

Гидрологическая картина региона на протяжении веков неоднократно менялась: озеро то увеличивалось, то уменьшалось. Так, в XIV веке на участке, который впоследствии оказался затопленным, располагалось поселение. Лишь после обмеления Арала в XX веке археологи обнаружили руины этого поселения и назвали его Арал-Асар. При раскопках там были найдены монеты золотоордынского периода, что и позволило провести датировку. Очевидно, что жителям Арал-Асара пришлось покинуть свои дома из-за увеличения площади озера. А в XVI-XVII веках, наоборот, произошло обмеление Арала, в связи с чем на озере образовалось большое количество островов. Слово «арал» в тюркских языках как раз и означает «остров».

Систематические научные наблюдения за Аралом были начаты в XIX веке, и на протяжении первых ста лет размер озера практически не менялся. Но в советские времена власти начали активно стимулировать орошение земель в республиках Центральной Азии. Воду для полива полей забирали из рек Амударья и Сырдарья, которые питали Арал. В центральноазиатских республиках стали выращивать влаголюбивые хлопок и рис, да и сама система орошения была обустроена неэкономно. Объемы забора воды существенно выросли в 1960-е годы, в связи с чем Арал начал стремительно мелеть. Но на тот момент это никого не волновало: в недалеком будущем планировалось осуществить грандиозный проект переброски в Центральную Азию части сибирских рек. Эта тема время от времени всплывала еще с 1940-х годов, а в конце 1960-х годов проектом занялись всерьез. Предполагалось, что первые результаты будут достигнуты к 1985 году.

Однако грандиозные повороты рек, которые вдохновляли советских людей в сталинские времена, были восприняты в штыки перестроечной общественностью. Проект подвергся критике экологов, в результате сибирские реки было решено оставить в покое. Центральноазиатские республики неожиданно остались у разбитого корыта, а точнее – у обмелевшего Арала. Именно тогда, в 1980-х годах, в СССР была объявлена гласность. СМИ на все лады обсуждали «Аральскую катастрофу». Факт уничтожения озера преподносился как яркий пример несостоятельности советских управленцев. А непосредственно в республиках Центральной Азии гибель Арала считали еще и доказательством вреда, нанесенного региону Москвой. Впрочем, Аралу гласность не помогла: в 1989 году озеро перешагнуло важный рубеж, разделившись на две части – небольшую северную и крупную южную.

Неудивительно, что после обретения независимости проблема Арала стала одной из первых, которыми озаботились власти Узбекистана, Казахстана, Таджикистана, Туркменистана и Кыргызстана. В 1993 году лидеры всех пяти стран встретились в Ташкенте и договорились о создании Международного фонда спасения Арала. На самом деле озеро оказалось расположено на территории лишь двух стран – Узбекистана и Казахстана. Но по территории Туркменистана протекает Амударья, по территории Таджикистана – и Амударья, и Сырдарья, а на территории Киргизии находятся важные для Арала водохранилища – Токтогульское и «Камбар-Ата». В то же время обмеление Арала заметно влияет на экологию всех близлежащих государств – в частности, ветер поднимает с обнажившегося дна соль и разносит ее на огромные расстояния. Иными словами, вопрос Арала является безусловно важным для всего региона.


Бывший порт Аральска. Фото Staecker с сайта Wikipedia.org

Каждый за себя

Однако создать фонд оказалось проще, чем заставить его работать. Изначально предполагалось, что страны возьмутся вкладывать в фонд средства, на которые будут осуществляться совместные проекты по спасению озера. Но на практике оказалось, что между странами существует слишком много разногласий, как общих, так и касающихся непосредственно Арала. Сохранить озеро как таковое оказалось важно в первую очередь для Казахстана и Узбекистана. Для них обмеление означало не только ухудшение экологии, но и, например, уничтожение рыболовства и повальную безработицу в прибрежных поселках. В свою очередь, Киргизии, Таджикистану и Туркменистану необходимо было отстаивать свое право на орошение земель и на гидроэнергетику. В общем, высокая цель спасения Арала оказалась быстро подменена насущными проблемами перераспределения водных ресурсов. В такой ситуации страны, даже если и изыскивали бюджетные средства на аральские проекты, предпочитали расходовать их напрямую, а не проводить их через фонд по согласованию с соседями.

Еще в 1990-е годы Казахстан начал предпринимать попытки отделить свою, северную часть Арала от южной, принадлежащей Узбекистану. Изначально Северный Арал называли Малым – и действительно, если посмотреть на старые карты, то Северный Арал представляет собой лишь небольшую заводь в стороне от огромного южного озера. Но именно эта заводь питается Сырдарьей. После разделения озера в 1989 году границы Северного и Южного Арала фактически были проведены, но еще оставалось небольшое русло, по которому воды Сырдарьи перетекали на юг. Именно это русло и решил перегородить Казахстан. Первая насыпная плотина была построена еще в 1992 году, то есть до создания Международного фонда. Ее быстро смыло, и в 1997 году на ее месте была возведена новая. В 1999 году эта плотина тоже разрушилась, причем казахстанские ученые отмечают, что произошедший масштабный сброс воды не помог Южному Аралу. Вода, попав в узбекистанскую часть озера, попросту испарилась.

Это убедило Казахстан в правильности найденного решения. В 2001 году страна обратилась во Всемирный банк с просьбой выделить займ на строительство полноценной плотины. В 2005 году плотина была возведена. После этого уровень воды в Северном Арале начал потихоньку подниматься, уменьшилась соленость, возродилась популяция рыбы. Береговая линия, на пике обмеления отступившая от прибрежных поселков на 80 километров, к 2014 году находилась на расстоянии 10 километров от них. В общем, сегодня можно говорить о сохранении Малого Арала, который скоро может превратиться в единственный. Но, конечно, это уже не то гигантское озеро, да и проблем у местных жителей осталось немало – рыболовство пока еще носит сезонный характер, процветает браконьерство.

Питаемый Амударьей Южный Арал, некогда называвшийся Большим, тем временем продолжал стремительно исчезать. В 2003 году он снова разделился – на этот раз на восточную и западную части. Восточное озеро то полностью пересыхает, то ненадолго восстанавливается. Западное озеро незначительно подпитывается грунтовыми водами, поэтому пока что достаточно уверенно держится на карте. Оба озера на фоне обмеления превратились в гипергалинные, то есть в очень соленые. На западе соленость воды составляет 70 граммов на литр, на востоке – 100 граммов на литр. Для сравнения, соленость обычной морской воды – от шести до 35 граммов на литр, а соленость знаменитого Мертвого моря – 300-350 граммов на литр. То есть до уровня Мертвого моря узбекские остатки Арала еще не дотянули, но какая-либо хозяйственная деятельность в регионе уже невозможна.

В последние годы о возможности полного восстановления Южного Арала говорить практически перестали. Однако рассматривается возможность создания в этих местах уникального природного заповедника. Также Узбекистан ведет на обнажившемся дне разведку месторождений нефти и газа.


Рыбаки в Муйнаке, Каракалпакстан. Фото Мансура Мировалева, “Фергана”

Бунт Кыргызстана

Расположенные в верховьях рек Таджикистан и Кыргызстан заинтересованы в первую очередь в гидроэнергетике. При этом потребности ГЭС идут вразрез с идеей сохранения Арала. Зимой расход электричества повышается, поэтому необходимо накапливать воду в водохранилищах летом и осуществлять ее сброс зимой. Но Аралу вода требуется как раз летом. А воды, сброшенные зимой, обычно даже не достигают озера. Они либо бесполезно пропадают, либо затапливают населенные пункты. Власти Киргизии давно предлагают подойти к этой проблеме с умом – использовать воду, сброшенную с ГЭС, для последующего орошения земель. Таким образом, для орошения не пришлось бы расходовать дополнительную воду.

Но страны-партнеры упорно не обращали внимания на эти предложения, пока в 2009 году Кыргызстан не выступил на очередном заседании Международного фонда спасения Арала в Алма-Ате подчеркнуто жестко. Было объявлено, что фонд необходимо существенно реформировать, и до тех пор, пока это не будет сделано, Киргизия приостанавливает свое членство в нем. Но это заявление даже не отразили в официальных документах. Более того, в последующие годы саммиты фонда перестали созываться. В итоге в 2016 году Киргизия повторно попыталась напомнить о себе, снова заявив о приостановлении своего членства в фонде. И опять на это не последовало никакой реакции.

Однако в 2017 году председательство в Международном фонде спасения Арала перешло к Туркменистану. Власти этой страны крайне ревностно относятся к международному престижу и любят проводить торжественные мероприятия на высшем уровне. Поэтому 24 августа 2018 года в курортной зоне Аваза на Каспии, строительством которой очень гордится президент Гурбангулы Бердымухамедов, наконец был созван первый за девять лет саммит фонда. На мероприятие пригласили и президента Кыргызстана Сооронбая Жээнбекова – правда, лишь в качестве почетного гостя.

Согласно официальным отчетам, «заседание проходило в атмосфере взаимопонимания и открытости», «со стороны всех без исключения участников были продемонстрированы высокая ответственность, понимание важности стоящих задач», «стороны договорились о совершенствовании работы Фонда». Из менее официальных источников можно узнать, что президенты в целом склонились к передаче проблемы Арала в руки абстрактного «международного сообщества». Так, Бердымухамедов подчеркнул, что эта проблема не может считаться региональной и к ней должна активно подключиться ООН. А президент Казахстана Нурсултан Назарбаев отметил, что саммит можно рассматривать как коллективное обращение за помощью к ООН, а также различным международным фондам и банкам, финансирующим экологические проекты.


Главы центральноазиатских государств на встрече в Авазе. Фото пресс-службы президента Казахстана

И только в киргизской прессе мероприятие освещается в ином контексте. Из киргизских СМИ можно узнать, что «почетный гость» Сооронбай Жээнбеков снова заявил о несостоятельности фонда в существующем виде и потребовал провести кардинальные реформы. По мнению киргизской стороны, необходимо упразднить филиалы фонда во всех пяти странах. Вместо этого нужно создать единый исполком, при котором будут работать представительства всех государств. Иными словами, работу организации следует сделать более централизованной. Жээнбеков также предложил вывести из структуры фонда Межгосударственную координационную водохозяйственную комиссию и Межгосударственную комиссию по устойчивому развитию, а вместо них создать новые органы, в работе которых будут учитываться в том числе и потребности гидроэнергетики. Наконец, Жээнбеков предложил пересмотреть систему взносов в фонд и предусмотреть возможность их осуществления на добровольной основе. Стоит отметить, что взносы в международные организации – непростая тема для Киргизии. Недавно выяснилось, что у страны, в частности, образовалась задолженность перед Всемирной метеорологической организацией.

По словам Жээнбекова, многие вопросы можно решить с помощью Соглашения между правительствами Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана об использовании водно-энергетических ресурсов бассейна реки Нарын-Сырдарья от 17 марта 1998 года. Юридически этот документ еще действует, но о нем в последние годы просто забыли.

На этот раз киргизскому лидеру удалось добиться от партнеров хотя бы какой-то реакции. Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев заявил: «Мы готовы рассмотреть предложения наших партнеров по совершенствованию нормативно-правовой базы и организационной структуры Международного фонда спасения Арала». Но на этом, собственно, все и завершилось. О каких-либо конкретных планах реформ пока не сообщалось.

Нет средств, но есть название

Тем временем заместитель главы исполнительной дирекции Международного фонда спасения Арала Марат Нарбаев дал откровенное интервью радио «Азаттык». Нарбаев признал, что организация, в состав руководства которой он входит, на практике фактически не функционирует. «Изначально, когда создавался фонд, были разговоры о том, что деньги на спасение Арала будут собирать все вместе и что средства будут расходоваться на согласованные программы. Однако на деле у фонда спасения Арала нет средств, есть только название. В основном фонд занимается сбором отчетов о проделанной работе», – заявил замдиректора.


Брошенные суда на Арале. Фото Тимура Карпова, “Фергана”

По словам Нарбаева, за 25 лет в спасение Арала было вложено около $15 млрд. Однако практически все эти средства выделялись в обход фонда. В СМИ можно найти разрозненные сообщения о том, что это были за вложения. Так, с 2000 до 2010 годы Узбекистан потратил около $1 млрд на ликвидацию последствий экологической катастрофы в Южном Приаралье. Возведение плотины между Северным и Южным Аралом обошлось Казахстану в $82 млн (в том числе $60 млн из средств Всемирного банка). Также предпринимались попытки внедрения в Центральной Азии дорогостоящих, но экономичных в плане расходования воды систем орошения. В 2017 году заведующий отделом физической географии и проблем природопользования Института географии Российской академии наук Андрей Птичников заявил, что эти попытки завершились крахом. «Скорее всего, по причине их высокой стоимости и сложности этих систем. Да и люди не заинтересованы экономить воду, потому что она бесплатная», – констатировал ученый.

Нарбаев в интервью выразил то же мнение, что и Жээнбеков – Международный фонд спасения Арала необходимо реформировать, пять государств должны наконец начать действовать сообща. Замдиректора фонда подчеркнул, что население стран Центральной Азии растет – с 2012 по 2018 годы общая численность населения региона увеличилась с 50 до 70 миллионов жителей. А значит, возрастает и водопотребление. Если не урегулировать ситуацию – могут возникнуть большие сложности. Впрочем, подобные темы снова переводят разговор с Арала на общие проблемы водоснабжения Центральной Азии.

А может быть, эти темы и правда невозможно разделить. Если рассматривать Арал как своего рода символ проблемы, то нынешнее состояние этого символа заставляет сделать неутешительные выводы. Пожалуй, несмотря на исторические чередования обмелений, до такого состояния Арал не доходил еще никогда. В 1960 году площадь акватории Арала составляла 68,9 тыс. квадратных километров, а сейчас общая площадь оставшихся водоемов не превышает 7,6 тыс. квадратных километров. Объем водной массы снизился с 1083 кубических километров до 36 кубических километров. Фактически озеро не обмелело – оно буквально исчезло.

Татьяна Зверинцева

Международное информационное агентство «Фергана»