15 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

По немедицинским показаниям. Отъезд врачей из Таджикистана превратился в национальную беду

06.08.2018 17:03 msk, Тилав Расул-заде, Александр Рыбин

Экономика Миграция  Россия Таджикистан Общество

Таджикистанские врачи. Фото с сайта Nm.tj

По данным Управления здравоохранения Согдийской области, на 1 апреля 2018 года в северном Таджикистане не хватало 740 врачей по 36 специальностям. Речь, в первую очередь, идет о семейных врачах, анестезиологах, инфекционистах, психиатрах, наркологах и эпидемиологах. По нормативам, на 1500 человек положен один семейный врач, а на каждые 700-800 граждан – один работник среднего медицинского звена. Однако кадров не хватает, так что в реальности один семейный врач обслуживает 7-8 тысяч человек. Особенно остро дефицит семейных врачей ощущается в сельских и горных местностях.

Ежегодно один только Таджикский государственный медуниверситет имени ибн Сино выпускает около 1300 специалистов. К тому же некоторое количество молодых врачей обучается по специальной квоте в высших медицинских учебных заведениях Казахстана и Российской Федерации. Добавим, что те, кто обучался на бюджетных местах, по распределению Минздрава должны возвращаться в национальные центры здоровья, городские и районные больницы. Однако дефицит медиков в стране по-прежнему вопиющий.

Врачи – опытные, уже отработавшие по специальности какое-то время – покидают родные места в поисках лучшей жизни. И причина этого очевидна. Молодой врач, только что закончивший вуз и работающий в стационаре на одну ставку, будет получать 593 сомони (чуть больше $60). В центрах здоровья ставка немного выше, она составляет 730 сомони (около $80). Зарплата врача высшей категории в стационаре – 810 сомони (примерно $90), а в центрах здоровья или центрах первой санитарно-медицинской помощи – 998 сомони ($105). Правда, если врач защитил кандидатскую диссертацию, ему к имеющейся ставке положена надбавка в 30%. Однако и это ситуацию принципиально не меняет.


Зарплата врача в Таджикистане равноценна зарплате уборщика улиц

В настоящее время на подготовку одного специалиста, который шесть лет обучается на бюджетном месте в Госмедуниверситете имени ибн Сино, из государственной казны тратится около $10 тысяч. Чтобы врач набрал достаточно опыта и сформировался как специалист, требуется минимум 15 лет. Но даже и эти сроки мало кто выдерживает – при первой возможности врачи бегут за границу. В Россию – в первую очередь.

Используются все возможности, в том числе и российская государственная программа добровольного переселения соотечественников. По данным представительства по вопросам миграции МВД России в Таджикистане, желающих принять участие в программе переселения, так много, что запись новых граждан приостановлена до начала 2019 года. С 2013 по 2017 годы более 5000 таджикистанцев получили свидетельства участников программы, и большинство из «счастливчиков» - как раз врачи, инженеры, ученые и педагоги.


Бурхониддин Баховаддинов (справа) - профессор кафедры гематологии, трансфузиологии и трансплантологии факультета последипломного обучения Первого Санкт-Петербургского ГМУ имени академика Павлова. На родине Б.Баховаддинов занимал должности вице-президента Академии медицинских наук (АМН), директора Республиканского научного центра крови Минздрава Таджикистана; заведовал кафедрой трансфузионной медицины Таджикского института последипломной подготовки медкадров, член Координационного совета служб крови государств-участников СНГ; автор 333 научных статей и четырех монографий. В 2011 году профессор остался без работы и эмигрировал в Россию.

В начале года первый замминистра здравоохранения и соцзащиты населения Таджикистана Саида Умарзода сообщила журналистам следующие данные. В Таджикистане в медицинской отрасли заняты 17.745 врачей различных профилей, а также 45.880 человек медперсонала среднего звена. При этом количество врачей общей практики (семейных врачей) в медучреждениях первичной помощи вместо предусмотренных 5333 человек составляло всего 4154 человека. Что же касается среднего медперсонала, отнесенного к семейной медицине, то тут вместо 10.667 человек насчитывалось лишь 6652 человека.
Официальных данных о том, сколько врачей покинуло Таджикистан, нет. Медик Хасанбой Бобоев, приехавший в отпуск домой из России, полагает, что только в Москве и Московской области работают около 700 врачей из Таджикистана. За последние 3-4 года из Исфаринского района Согдийской области на постоянное место жительства в Российскую Федерацию эмигрировали порядка 35 опытных врачей, большинство - по программе переселения соотечественников.

В сельской общине Чоркух Исфаринского района в настоящее время работают всего пять семейных врачей, двое из них уже пенсионеры. И это при том, что, согласно действующей норме, медицинскую помощь населению должны здесь оказывать 30 врачей. Совсем недавно ситуация усугубилась отъездом в Россию еще двух специалистов – хирурга и кардиолога.


Центральная больница Исфаринского района

Директор Центра здоровья «Ворух» Исфаринского района Нозирбой Зохидов говорит, что штатным расписанием для врачей здесь предусмотрено 17.5 ставок. Однако в настоящее время в Центре работают всего 10 человек с высшим образованием.

– Нам нужны еще 5 семейных врачей и врач-отоларинголог. Однако их нет, и мы вынуждены работать с перегрузками – без выходных, а иногда даже круглые сутки. Молодые врачи не выдерживают предлагаемых условий и один за другим уезжают в Россию. Приходится приглашать на работу пенсионеров. С зарплатой в 700-750 сомони ($74-80) нельзя обеспечить семью даже продуктами первой необходимости, не говоря уже о чем-то более затратном, например, о свадьбе или строительстве дома. У нас здесь два врача-гинеколога, и если они тоже уедут, мы просто не знаем, что будем делать. Остается только надеяться на лучшее, что со временем все как-то образуется, – сетует Нозирбой Зохидов.

О том, что происходит с таджикистанским здравоохранением из-за нехватки квалифицированных медработников, свидетельствуют, например, такие показатели. По данным прокуратуры Согдийской области Таджикистана, за три месяца 2017 года умерло свыше 240 младенцев в возрасте до 1 года, три женщины умерли во время беременности и родов. За 2016 год и 3 месяца 2017 года возбуждено 3 уголовных дела в отношении врачей, причастных к смерти роженицы либо новорожденного ребёнка. По информации Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), ежегодно в Таджикистане на каждые 100 тысяч рождений приходится в среднем 65 случаев материнской смертности и 43 случая смертности среди детей в возрасте до 5 лет. Причем показатель материнской смертности не меняется с тех пор, как в стране закончилась Гражданская война 1992-1997 годов. В период войны более 300 случаев материнской смертности приходилось на 100 тысяч родов в год. Понятно, что в годы войны государство не могло серьезно улучшить эти показатели, страна находилась на грани гуманитарной катастрофы. Но война закончилась более 20 лет.

Финансирование медицины в Таджикистане остается на крайне низком уровне. Например, весной 2017 года министр здравоохранения Насим Олимзода признавался, что на одного онкобольного в год выделяется 97 сомони ($10,3). Однако в том же году в Бободждонгафуровском районе на 642 пациентов с онкологией из бюджета было выделено всего 5000 сомони ($552, меньше $1 на человека), и подобная ситуация сложилась и в других городах и районах Согдийской области. По словам министра, в стране тогда работало восемь маммографов.

Из-за недостатка финансирования в Таджикистане стабильно сокращаются расходы на ремонты медицинских учреждений. Сами чиновники признают, что средств не хватает и на обучение медработников. По данным за 2017 год, уровень общих расходов на сектор здравоохранения составил 2,2% от ВВП. Если сравнивать, например, с Россией, то там около 3,6% ВВП пошло на медицину в 2017 году. В Германии – 10,4%, в США (один из самых высоких показателей мире) – 15,7%.

Тилав Расул-заде, Александр Рыбин

Международное информационное агентство «Фергана»