12 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Подмоченная репутация. Что происходит с экспонатами самого знаменитого музея Узбекистана

Александр Шевченко. «Баба с ведрами», фрагмент

На прошлой неделе стало известно, что в результате срабатывания системы пожаротушения в ночь с 15 на 16 июля в Каракалпаксом музее имени Савицкого залило водой картину Александра Шевченко «Баба с ведрами». Первым об этом 19 июля сообщил гражданский активист Мурат Сарсенов, написав, что, по предварительной информации, картина погибла. Эта новость вызвала большой резонанс среди комментаторов в соцсетях. Одни предполагали, что новость о картине - лишь повод для ее изъятия и последующей перепродажи на черном рынке. Другие писали, что вода не может быть опасна для картины, написанной маслом, и поэтому работу, скорее всего, можно восстановить.

Спор об утратах

Сарсенов также написал, что за последний год это уже третий случай утраты экспонатов из экспозиции музея. До этого, по его данным, была порвана картина Николая Карахана «Ночной намаз», которая уже не подлежит восстановлению, а также подверглась разрушению в результате гниения деревянная скульптура «Аму-Дарья» Жулдазбека Куттымуратова. По мнению активиста, причина этих инцидентов в некомпетентной работе нынешнего руководства музея.

На следующий день после сообщения Сарсенова в музей приехали сотрудники Генеральной прокуратуры для проверки инцидента. Позже стало известно, что происшествие послужило поводом для подписания министерством культуры и генпрокуратурой специального меморандума о проверке всех музеев страны.

Сам музей выступил с официальным заявлением лишь спустя пять дней после инцидента. На сайте учреждения появилось сообщение о том, что на третьем этаже экспозиционного зала блока №2 произошло самопроизвольное срабатывание одного оросителя тонкораспыленной водой, в результате чего от струи воды пострадала картина «Баба с ведрами». «Работа получила повреждения в виде отслоений красочного слоя в некоторых местах. По предварительному заключению реставраторов музея, работа подлежит восстановлению. На данный момент администрация музея ведет переговоры по привлечению высококлассных специалистов для реставрации данной работы».

Позже на сайте музея было опубликовано еще одно сообщение, в котором уточнялось, что картина получила не только отслоения, но и осыпи красочных слоев, однако, по заключению старейшего реставратора З.Гасановой, работа подлежит восстановлению. В музее также заявили, что информация об утрате картины Карахана и скульптуры Куттымуратова не соответствует действительности. Работа Карахана находится в хорошем состоянии и по-прежнему украшает экспозицию, а скульптуру «Аму-Дарья» переместили в фондохранилище для консервации и скоро выставят в экспозиционном зале, отметили в музее. Сообщение было проиллюстрировано фотографиями обоих работ. Стоит отметить, что фотографию картины Шевченко музей не опубликовал, хотя к этому призывали многие наблюдатели, в том числе и бывший директор музея Мариника Бабаназарова.


Государственный музей искусств имени Савицкого в Нукусе. Фото Martijn Munneke с сайта Wikipedia.org

Высказались по поводу ситуации с повреждением картины Шевченко и в министерстве культуры. Замминистра Камола Акилова сообщила, что картина повреждена на 30-35%, и было принято решение, что восстанавливать ее будут зарубежные реставраторы. Вина за произошедшее, по мнению Акиловой, — на проектировщиках и строителях. Именно они, желая сэкономить, установили в здании вместо газовой водяную систему пожаротушения, которой, как утверждает замминистра, в музее не должно быть в принципе. Такая система в Узбекистане только в Нукусском музее, отметила она. Именно строительная компания, установившая систему, будет компенсировать стоимость реставрации работы. Готовность помочь и выслать специалиста уже выразил московский Государственный музей изобразительных искусств им.Пушкина (ГМИИ). Акилова также рассказала, что в министерстве об инциденте узнали не от руководства музея, а из соцсетей.

История с повреждением картины, с тем, как закрыто и медлительно проявила себя администрация музея, вызвали вопросы у экспертов и активистов. Многие из них заговорили о том, что в музей необходимо вернуть его прежнюю руководительницу Маринику Бабаназарову. Она возглавляла музей больше 30 лет и сделала многое для его развития и поднятия международного престижа — организовывала зарубежные выставки экспонатов коллекции музея, учебные стажировки сотрудников музея, наладила сотрудничество с зарубежными партнерами и спонсорами. Но главная ее заслуга, по мнению экспертного сообщества, в том, что она смогла сохранить коллекцию музея в сложные для него годы. Известны случаи, когда она буквально вставала в дверях, чтобы помешать забрать предметы из коллекции. Тем не менее, несмотря на все ее заслуги, в 2015 году Бабаназарову уволили из музея без объяснения причин. В защиту наследницы Савицкого, как ее называют многие, даже началась общественная кампания, которая однако быстро сошла на нет.

Среди причин увольнения Бабаназаровой назывались ее независимость и самостоятельность, активность в контактах с иностранцами, но главное - ее строгий контроль над фондами музея. Высказывались предположения, что без нее заинтересованным лицам будет легче совершать хищения из коллекции музея. Риск такого сценария обосновывался тем, что большая часть этой коллекции не введена в международный научный оборот, не участвовала в выставках и не публиковалась в каталогах. Тем самым зафиксировать пропажу будет довольно сложно. К тому же ранее в Узбекистане уже не раз были зафиксированы случаи кражи работ в государственных музеях.

Новая кампания

На днях активистка Наиля Гарифулина опубликовала на свой странице в Facebook пост о том, что собирается записаться на прием к министру культуры, у которого потребует навести в музее порядок. Наиля Гарифулина написала министру культуры открытое письмо, в котором раскритиковала работу нынешнего директора музея Гульбахор Изентаевой и призвала обратно назначить на ее место Бабаназарову.

«Печальный опыт недолгого руководства Изентаевой известен. Проблемы с картиной Карахана, скульптурой «Амударья», на которые сейчас обратила внимание прокуратура после катастрофы с картиной Шевченко «Баба с ведрами» - это ведь не просто недоразумения и совпадения, а конкретное снижение уровня компетентности сотрудников и отсутствие должного контроля администрации, которая, наоборот, делает все об себя зависящее, чтобы избавиться от профессиональных кадров», - говорится в письме.

Вначале активистке удалось договориться о встрече с министром, однако позже ей сообщили, что встреча отменена, так как по правилам ей следует соблюдать субординацию и сперва записаться на прием к замминистра. Гарифулина пожаловалась на это Уполномоченному Олий Мажлиса (парламента) по правам человека, однако пока все попытки выйти напрямую на министра культуры остаются безуспешными.

Еще одно открытое письмо с просьбой восстановить Бабаназарову в должности написал художник и бывший директор Государственного музея искусств Дамир Рузыбаев. В своем письме, которое он адресовал президенту, Рузыбаев назвал увольнение Бабаназаровой в 2015 году позором на весь мир и заявил, что он будет «слезно молиться», чтобы глава государства восстановил справедливость и вернул Бабаназарову на прежнее место. «Думаю, что я немножко разбираюсь в музейном деле как художник, как реставратор и как бывший директор ГМИ Узбекистана, проработавший там девять лет. Я хорошо знаком с сегодняшними кадрами в этой области, и уверяю вас, что лучшей кандидатуры, чем Бабаназарова, на этот пост не найти», - написал он.


Мариника Бабаназарова. Фото с личной страницы в Facebook

Призвал вернуть бывшего директора и Мурат Сарсенов. Он написал несколько постов у себя в Facebook, в которых снова подверг критике работу Изентаевой и назвал ее отношение к музею преступным. И Сарсенов, и Гарифулина при этом в своих публикациях, ссылаясь на личное общение с Бабаназаровой, написали, что она готова вернуться в музей.

Бывшая руководительница музея сама публично пока об этом не заявляла, однако в недавнем интервью раскритиковала работу нынешней администрации музея. «Ушел в прошлое дух коллективного обсуждения и принятия решений, опыт старшего поколения отвергнут, уникальные специалисты пенсионного возраста, не имеющие замены, уволены. Появилась гипертрофированная изолированность и закрытость для исследователей. Искоренение профессионального отношения, перекраивание структуры музея не могут не сигнализировать о намеренном саботаже и вреде для музея», - сказала Бабаназарова. Она также назвала тревожным сокращение выставленных в экспозиции работ русского авангарда, учитывая, что выставочное пространство музея расширилось в последние годы. Кроме того, с ее слов стало известно о закрытии международного клуба «Friends of the Nukus museum», организации, члены которой, в основном иностранцы, вносили пожертвования на работу учреждения и участвовали в его мероприятиях. Причина закрытия — отсутствие диалога с администрацией музея и министерством культуры в течение последних трех лет.

Что дальше?

Интересно, что министр культуры Бахтиёр Сайфуллаев, который возглавил ведомство уже после того, как была уволена Бабаназарова, накануне не исключил возможность ее возвращения в музей. «Я пока не могу поднимать вопрос по возвращению Мариники Бабаназаровой, так как в музее продолжается следственная проверка, идет инвентаризация. Как только это все закончится, мы рассмотрим этот вопрос», - пообещал министр.

Насколько действительно возможно возвращение Мариники Бабаназаровой в музей, сказать сложно. Однако в нынешнем Узбекистане поменялась атмосфера, и общественные инициативы становятся решительнее, а действия властей рациональнее. В ситуации с Нукусским музеем вероятен почти любой сценарий. Важно, что к нему привлечено внимание общества и государства, а значит, есть шанс на сохранение его наследия и имени.

Егор Петров

Международное информационное агентство «Фергана»