15 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Не отмыть добела. Сколько надо посадить узбекских чиновников, чтобы победить коррупцию

18.07.2018 15:00 msk, Азиз Якубов

Политика Криминал Узбекистан Общество

Фото с сайта Pxhere.com

Во многих развивающихся странах чиновники имеют склонность пользоваться своим положением и обогащаться за счет взяток и средств государственного бюджета. Но в Узбекистане этот процесс будто поставлен на поток.

По данным генеральной прокуратуры республики, только за первые шесть месяцев этого года возбуждены уголовные дела в отношении 867 госслужащих. Отмечается, что в 56 случаях преступления связаны с получением взятки. Даже интересно, что инкриминируется остальным обвиняемым, но об этом ведомство умалчивает. Создается впечатление, что каждый дорвавшийся до власти чиновник сразу обнаруживает в себе коммерческую жилку и начинает нарушать закон, действуя по принципу «наворую, сколько смогу». От значимости занимаемой должности зависят «аппетиты», впрочем, как и последующие сроки тюремного заключения.

Президент страны Шавкат Мирзиёев с момента прихода к власти в декабре 2016 года объявил борьбу с коррумпированными чиновниками. За полтора года главы многих министерств, госкомпаний, региональные хокимы (главы администраций) потеряли работу. Разумеется, не все уволенные оказались на скамье подсудимых. Зачастую госслужащих, как, например, министра народного образования Улугбека Иноятова или хокима Хорезмской области Илгизара Сабирова, увольняли за безынициативность, нерешительность и «нежелание менять старую систему». А система эта насквозь пропиталась коррупцией и клановостью.

Так что если через некоторое время после информации об отставке чиновника появляется продолжение истории с его задержанием и называется размер причиненного ущерба, у большинства узбекистанцев новость не вызывает удивления.

Хлебные места

Генпрокуратура сняла ролик о двух громких задержаниях - главы компании «Уздонмахсулот» («Узхлебопродукт») и руководителя Самаркандской области. Для современного Узбекистана оба случая являются классическими примерами «чиновничьего беспредела».

Председатель правления акционерного общества «Уздонмахсулот» Сурат Хайдаров был утвержден в должности 21 февраля 2017 года, около полутора лет назад. Однако за это время он сумел создать прочную схему получения денег в собственный карман. Причем думал он не только о себе, назначив родственников на ключевые посты в компании. Кстати, чиновника можно смело назвать специалистом широкого профиля, так как до назначения главой «Узхлебопродукта» он работал в Счетной палате и «Узкимёсаноат» («Узхимпроме»). Но там госслужащий в криминальные истории не попадал, чего нельзя сказать о последнем месте работы Хайдарова.

По данным генпрокуратуры, куратор отрасли за определенную сумму «закрывал» глаза на нарушения в хранении зерна. Но не только этим промышлял теперь уже бывший руководитель «Уздонмахсулота». Он был причастен к попытке получения взятки за передачу в частные руки одного из мукомольных заводов в Ташкентской области. Непосредственно операцией по обогащению семьи занимался зять Хайдарова Джамшид Шарипов, который был не на последних ролях в акционерной госкомпании. Понятно, что сделка не обошлась без «одобрения» вышестоящего начальства. В итоге – Хайдаров и Шарипов под следствием, а правительство в поиске для «Узхлебопродукта» новых руководителей.

Другой герой видеоролика генпрокуратуры - хоким Самаркандской области Туробжон Тураев, назначенный на этот пост в июне прошлого года. Чиновник просидел в кресле чуть больше года. Причем утверждение главой крупного региона можно было воспринимать как второй шанс, полученный политиком от президента страны. Репутация Джураева была подмочена, когда он управлял другой областью – Сурхандарьинской. Именно его жесткие действия привели к самоубийству местного фермера (инцидент произошел в 2011 году). Про чиновника сурхандарьинцы говорили, как правило, в негативных тонах: «Сурхандарья — лагерь, фермеры — арестанты, Джураев — главный надзиратель. На собраниях он, не учитывая, сидят ли в зале женщины или старики, сыплет нецензурной бранью, издевается над людьми».


Туробжон Джураев. Кадр телеканала «Узбекистан 24»

В Самаркандской области Джураев погорел на взятках. Впрочем, можно сказать, что его уволили по совокупности деяний. Когда весной погибла учительница Диана Еникеева, которую руководство школы погнало на благоустройство трассы в преддверии визита президента страны, Джураев довольно странно прокомментировал этот эпизод. Он заявил, что в Самаркандской области сотрудники бюджетных организаций не привлекаются к общественным работам и не будут задействованы в них впредь (хотя в этот же момент факт принуждения педагогов к уборке был доказан, и ответственные чиновники лишились своих должностей). Более того, хоким решил «перевести стрелки», призвав обратить внимание на другую проблему – усиление безопасности на дорогах.

Вторым сигналом для отставки хокима стал нашумевший случай в Каттакургане, когда капитан милиции заставил подозреваемую в краже женщину раздеться и снимал происходящее на телефон. Позднее офицер оказался за решеткой за превышение полномочий и применение пыток, пострадавшей оказана поддержка от властей. По итогам проверки МВД весь руководящий состав правоохранительных органов Каттакургана был отправлен в отставку.

Оба громких инцидента раскачали кресло под Джураевым. А тут еще и незаконное строительство. Выяснилось, что хоким выдавал за $20 тысяч разрешения на строительство многоэтажек даже на территории, находящейся под охраной ЮНЕСКО. Но это не все – Джураев и его помощники также собирали дань с застройщиков по схеме: $25 тысяч за каждый подъезд возводимого жилого дома. «Он (Джураев) организовал целую вертикаль взяточничества ради собственной выгоды, развел местничество, успешно вымогал денежные средства. В ходе следствия сам Джураев ничего отрицать не стал», - говорится в видеоразоблачении деятельности узбекских госслужащих. Теперь, видимо, прокуратура вооружится калькуляторами и будет подсчитывать «черные доходы» самаркандских властей.

Недавно появилась информация об аресте и возбуждении уголовного дела против бывшего мэра Ташкента Рахмонбека Усманова. Генпрокуратура поспешила опровергнуть этот факт. Однако на практике ведомство нередко подстраховывается. Так было, например, с бывшим зампрокурора столицы Мирагламом Мирзаевым – тогда тоже прокуратура сначала опровергла сведения о его задержании, а спустя 20 дней объявила, что чиновник и его родственники находятся под следствием.

Президент Мирзиёев неоднократно предлагал назначать на высокие должности «молодых людей, которые любят свою Родину». Но судя по рокировкам старых аппаратных работников, переходящих из области в область или из «химпрома» в «хлебопродукт», до появления новой «породы» узбекских чиновников еще очень далеко.

Массовые чистки

Для современного Узбекистана нормой стали массовые чистки в том или ином министерстве или ведомстве. Пожалуй, первой «ласточкой» в этой связи можно считать Минфин. В конце 2017 года в один день из министерства уволили 50 сотрудников, включая двух глав ключевых направлений – руководителя департамента налогов и таможенной политики Ирину Голышеву и руководителя департамента методологии бухгалтерского учета и аудита Шарофитдина Хайдарова. Президент также поручил министру финансов Джамшиду Кучкарову избавиться от недобросовестных работников. Еще до начала 2018 года своих должностей лишились свыше 500 сотрудников, за первые шесть месяцев текущего года сменилось около 100 руководителей различных органов финансовой системы. Правда, в СМИ ничего не сообщалось о привлечении к уголовной ответственности бывших чиновников.


Здание Министерства финансов Узбекистана. Фото с сайта Kommersant.uz

Сейчас нечто подобное наблюдается в министерстве народного образования. После того, как Мирзиёев сменил главу ведомства, раскритиковав всю систему, погрязшую в коррупции, новый министр Шерзод Шерматов разом уволил всех начальников управлений и отделов центральной администрации.

Отдельно хочется сказать о силовых структурах, где чистки зачастую оканчиваются возбуждением уголовных дел. Служба национальной безопасности (ныне – Служба государственной безопасности) при правлении Ислама Каримова имела неограниченную власть. Об этом красноречиво высказался Шавкат Мирзиёев, говоря о бухарском «филиале конторы». Он сравнил их деятельность с событиями 1937 года и заявил, что эти люди могли «посадить даже столб». Нынешний глава государства пообещал нарушавшим закон снбшникам длительные тюремные сроки.

Заместитель председателя СНБ Шухрат Гулямов приговорен к пожизненному заключению, следователи, которые внушали страх оказавшимся у них на допросе гражданам, сами стали фигурантами дел, связанных со взятками и превышением полномочий.


Шухрат Гулямов. Фото с сайта Uznews.uz

В изоляторе оказались и люди без погонов, имеющие отношение к спецслужбам. Например, зампред Центробанка Узбекистана, «серый кардинал» организации Алишер Акмалов, кабинет которого неофициально считался офисом СНБ в ЦБ. Этот финансист управлял валютным «черным рынком», курировал отправку денежных потоков за рубеж, контролировал «карманные» банки силовиков… По некоторым данным, состояние Акмалова примерно $400-500 млн, и государству еще придется потрудиться, чтобы вернуть эти средства в казну. К слову, зампред ЦБ был задержан правоохранительными органами по делу бывшего генерального прокурора республики Рашида Кадырова, которому только обобранные им предприниматели выставили иски на полмиллиарда долларов. Тогда во время рейда за решетку попали 25 чиновников различных ведомств.

Отметим, что тотальные чистки также произошли в генпрокуратуре, налоговом (ГНК) и таможенном комитетах (ГТК). Назовем лишь несколько ключевых фигур, которым пришлось сменить кресло чиновника на нары в следственном изоляторе: зампрокурора Ташкента Мираглам Мирзаев, зампредседателя СНБ Хаёт Шарифходжаев, замгенпрокурора Улугбек Суннатов, бывшие госсоветники президента Каримова Джамшид Файзиев и Улугбек Хуррамов, зампредседателя ГНК Абдусалом Юлдашев, зампредседателя ГТК Бахтиёр Раимов. Как говорится, список регулярно пополняется.


Улугбек Суннатов. Фото с сайта Ozodlik.org

Сухими из воды вышли лишь руководители ведомств: глава таможенной службы Муиджон Тохирий, главный налоговик республики Батыр Парпиев (правда, вместе с ним уволили и всех его родственников, которые в большинстве своем оказались чиновниками различного ранга) и всесильный председатель СНБ Рустам Иноятов. Последний получил место в Сенате Олий Мажлиса (парламента) Узбекистана и стал советником президента Мирзиёва по политико-правовым вопросам.

Год терпения

В апреле 2017 года президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев выразил недовольство работой чиновников, заявив, что «они все погрязли в грязи и коррупции». Глава государства дал два года на подготовку новых кадров, способных изменить систему управления. Более того, президент предложил чиновникам работать по 24 часа в сутки и организовать «специальные отделы» для контроля за деятельностью министерств и органов власти на местах. Правда, не уточнялось, откуда в республике появятся молодые работники.


Шавкат Мирзиёев. Фото пресс-службы президента Узбекистана

Методы борьбы с нечистыми на руку чиновниками понятны – тут, как на войне, все средства хороши. Увольнение, конфискация имущества, тюремное заключение… Есть и наказание рублем – с этого года для налоговиков и представителей финансовых ведомств введена система штрафов за неэффективную работу. Чиновников и членов их семей планировали обязать отчитываться о доходах и расходах. В законопроект «О государственной службе» предлагалось ввести присягу для новых госслужащих, в которой те клялись бы «честно и добросовестно выполнять свои служебные обязанности и служить народу Узбекистана, за нарушение данной присяги нести установленную законом ответственность». Возможно, еще одним способом противостоять коррупции в органах власти было назначение хокимом Ташкента Джахонгира Артыкходжаева – предпринимателя, по узбекским меркам олигарха, у которого денег и так куры не клюют. Но ведь богачей на все должности не напасешься, как, впрочем, и не пересажаешь всех взяточников.

Правительство Узбекистана также делает ставку на заграницу, привлекая к работе иностранцев – в различных министерствах уже работают граждане Южной Кореи, Германии, Грузии, России. Но странно предположить, что ключевые посты в республике отдадут приезжим, а к тому же и здесь нет никаких гарантий – чего стоит коррупционный скандал в Южной Корее, связанный с бывшим президентом этой страны.

Напомним, что Мирзиёев отвел два года на чистку чиновничьего аппарата. После громкого высказывания о смене погрязших в коррупции госслужащих на новых, молодых, любящих Родину прошло больше года. Осталось немного подождать.

Азиз Якубов

Международное информационное агентство «Фергана»