12 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Переписка через дупло. Станет ли «Почта Узбекистана» самой быстрой арбой в мире

28.06.2018 10:57 msk, Фергана

Экономика Узбекистан Общество

Фото с сайта Xabar.uz

Ни для кого не секрет, что сегодня почтовая связь в Узбекистане скорее мертва, чем жива. После массового сокращения кадров в «Почте Узбекистана» почтальонов теперь раз-два и обчелся. И это понятно: кто согласится получать 650-800 тысяч сумов ($83-102), обслуживая при этом по 70-80 домов?

Однако это – лишь одна из многочисленных проблем почтовой отрасли. С самых высоких трибун не единожды говорилось о необходимости ее реформировать. Однако средства на это отпускались, как правило, по остаточному принципу. Попытки вводить новые технологии тоже нельзя назвать особенно успешными.

С 1992 по 2014 годы национальный оператор «Узбекистон почтаси» – «Почта Узбекистана» - не раз менял статус и форму собственности: госконцерн – государственная акционерная компания – ОАО – АО. Но ни это, ни бесконечная ротация кадров ситуацию не улучшили.

Зачем почта, если есть интернет

Обыватель до сих пор считает, что почта – это простая доставка писем, уведомлений и повесток из разных организаций, периодики, денежных переводов, алиментов, посылок и бандеролей. В последние годы к этому добавилась возможность оплачивать мобильную связь и коммунальные услуги.

Многие искренне полагали, что интернет «убьет» почту. Выглядит это логично: зачем пользоваться допотопными физическими средствами связи, если есть способы мгновенной доставки информации? Разве что посылки отправлять.

Однако у нового главы акционерного общества «Узбекистон почтаси», 58-летнего россиянина Евгения Биргера другое мнение. Он убежден, что интернет – не более чем «реинкарнация почты на новом витке развития». На конференции #MITCROADMAP2018, состоявшейся 22 мая в Ташкенте, Биргер представил реформаторский проект «Почта 2.0». По его мнению, проект этот способен вывести почтовую сферу из системного кризиса.

Биргер говорит о необходимости интегрировать новую почту в жизнь узбекистанцев. Однако сделать это будет совсем не просто. Судя по опросам, проведенным «Ферганой» среди жителей Ташкента, в их жизни почта не играет особой роли. Как говорят, «можно обойтись и без нее – есть ведь интернет».

«В советские времена мы даже представить себе не могли, как можно обойтись без почты: постоянно писали письма, отправляли и получали посылки, телеграммы – и все доходило, – говорит 40-летняя работница загса Рабига Н. – Конечно, и сейчас люди почтой пользуются. Но мне кажется, что тех, кто годами не заглядывает в почтовые отделения, гораздо больше. Ну, разве что человеку нужно срочно отправить какие-то документы (и то если нет других вариантов). Лично я последний раз была на почте года полтора назад – стояла в очереди за пенсией для мамы. Мне самой почта не нужна: письма и телеграммы заменил интернет. А посылки мы не отправляем и не получаем уже примерно с 1998 года – с тех пор, как ощутимо вздорожали тарифы на отправления. Безопаснее, быстрее и дешевле передавать через знакомых или проводников поездов, а по республике – через таксистов. Многие так и делают. Сколько лет уже прошло, а ситуация не улучшается – наоборот, становится только хуже. По нынешним тарифам пересылка обходится раз в 5-6 дороже самого содержимого посылок и бандеролей. Это теперь развлечение только для богатых…»

С этой же проблемой столкнулись пенсионеры Ибрагимовы из поселка Кибрай Ташкентской области. Они хотели послать внучке-студентке в Петербург скромную посылку весом в 7 килограммов. Но тут выяснилось, что за это им придется заплатить ни много ни мало 328 тысяч сумов – и это при том, что стоимость содержимого посылки не превышает 70 тысяч. Ошарашенным пенсионерам пришлось отказаться от почтовых услуг.

Еще две собеседницы «Ферганы» регулярно отправляли письма в разные инстанции правовой защиты и контроля. Формат обращений требовал, чтобы письма оплачивались отдельным образом. В их случае стоимость одного «обычного» письма составляла 650 сумов, а заказного – 1300. Несмотря на килограммы корреспонденции, решить свои вопросы им так и не удалось. Зато благодаря подобным отправлениям столичный «Главпочтамт», видимо, легко выполняет план.


Главпочтамт в Ташкенте. Фото с сайта Uz24.uz

Тарифы кусаются

Примерно каждый третий пользователь в интернете недоволен качеством почтовых услуг. Больше всего возмущаются посылками. Они, во-первых, дорогие, во-вторых, долго идут, в третьих, могут прийти к адресату распотрошенными, а то и вовсе пропасть по дороге. Об одной такой истории недавно писал «Озодлик»: разграблена оказалась посылка для новорожденного. Найти в подобном случае виновника почти невозможно – особенно если посылка проходила через другие страны. На возникающие претензии «Почта Узбекистана» отвечает обычно весьма однообразно: «Это не наша вина».

Столкнувшись с чем-то подобным, начинаешь лучше понимать возмущение клиентов.

«Почта не используется из-за дороговизны, ленивых сотрудников и очень медленной скорости доставки писем и посылок. Живу в Карши и часто отправляю документы в Ташкент, но не почтой, а междугородним такси. Через такси в тот же день доставка идет, а через почту только через неделю придет, словно на арбе везут. Когда приходят посылки, никто не уведомляет, хотя телефонный номер указан на посылке. Приходится идти к ним самой узнавать, так как телефоны они не поднимают и часто не сидят на работе. Одним словом, сонное царство. Раньше часто отправляла посылки в Россию, но с этого года (с января 2018-го. – Прим. «Ферганы») цены так задрали (1кг – 200.000 сумов), дешевле и быстрее самой сесть на поезд и привезти эту посылку. Надо «Почте» пересмотреть тарифы и конкретно указывать сроки доставки хотя бы по стране», – такое мнение высказала интернет-пользователь Yulduz Makhmudova на странице издания Gazeta.uz.

Студентка Ташкентского университета информационных технологий Светлана также считает, что почту нужно «переформатировать» именно сейчас. Хотя бы для того, чтобы научиться зарабатывать. А это, в свою очередь, сделает почту успешной и поднимет ее рейтинг.

«Сегодня налицо недозагруженность некоторых отделений почты, что сказывается на чрезмерно высокой ценовой политике в наиболее популярных направлениях, скажем, при отправлении тех же посылок и бандеролей (а как иначе покрыть расходы на содержание неактуальных услуг?). И если новое руководство подойдет к реформам грамотно, то банальную почту можно будет превратить в процветающее коммерческое предприятие, после чего и люди туда потянутся», – говорит будущий специалист по информационным технологиям.

В «Главпочтамте» признают, что проблем в отрасли хватает. Одна из важнейших текущих задач – пересмотр тарифов почтовых отправлений. Простые сотрудники замечают, что будут только рады, если цены на посылки и бандероли снизят: им самим надоело слышать от посетителей ругань в свой адрес. Это не говоря уже о том, что из-за дороговизны стало заметно меньше желающих отправлять посылки, а, значит, работникам почты сложнее выполнять план.

На условиях анонимности ситуацию «Фергане» прокомментировала одна из сотрудниц отдела почтовых отправлений специализированного филиала «Халкаро почтамт» («Международная почта»).

«Тарифы на пересылку посылок-бандеролей с 3 января текущего года подорожали в три раза – хотя эта услуга у нас и раньше дешевой не была. Например, согласно новым стандартам, чтобы отправить в Россию посылку весом в 1 килограмм, нужно заплатить 205.000 сумов (примерно $26). За каждый добавленный килограмм веса клиенту потребуется отдать еще 26 тысяч сумов. Вот и считайте, во сколько вам обойдется посылка весом в 10 кг! В дальнее зарубежье – и того дороже: посылочный набор весом в 10 кг в Великобританию будет стоить уже 636.700 сумов (около $80). Но не мы же все это придумали…»

Посылки потрошат не так уж часто

Еще один вопрос, который живо интересует пользователей – насколько часто теряются посылки и почтовые отправления? На этот вопрос почтовые работники отвечают уклончиво и с неохотой: «Нет, не часто, конечно, но случается иногда. А где такого нет?» И обязательно добавят: «Но это не по вине нашей почтовой службы – отправления ведь проходят через несколько стран, где угодно могут потеряться…»

Встает логичный вопрос: подают ли клиенты в суд на почту в связи с потерями?

В основном, как говорят почтовики, бог их от такой напасти уберегает. Хотя понятно, что если покопаться как следует, в долгой истории почтового оператора, наверное, можно кое-что найти.

Впрочем, может быть, в суд обращаться и не нужно. Сами почтовики говорят, что все страховые случаи тут разбираются досконально. Если виновата узбекистанская сторона, то компенсация за утерю почтового груза пострадавшему выплачивается. Правда, процесс этот длительный и весьма непростой.

Так или иначе, собеседники «Ферганы» считают, что случаев утери и «потрошения» посылок в «Почте Узбекистана» меньше, чем в той же «Почте России». Если верить интернету, в Узбекистане больше всего таких историй приходилось на 2009-2012 годы, сейчас подобное встречается редко. В России же до сих пор утеря посылок и их разграбление нередки, и популярностью пользуются услуги юристов, которые обещают помочь получить компенсацию.

Как уже говорилось, тарифы на международные пересылки в последнее время сильно выросли. Национальный оператор объясняет это увеличением трудозатрат, цен на горюче-смазочные материалы, на обработку и перевозку международных почтовых отправлений, а также целым рядом иных обстоятельств, в частности, взаиморасчетами с другими почтовыми предприятиями и авиакомпаниями.

Почта гарантирует

Датой основания независимого концерна «Узбекистон почтаси» можно считать 1992 год. Именно тогда были введены в обращение собственные почтовые марки страны. С 1994 года «Почта Узбекистана» вступила во Всемирный почтовый союз (ВПС).

Конечно, служба связи в Узбекистане зародилась задолго до этого. Когда-то давным-давно здесь использовали посыльных гонцов, голубиную почту, дымовую и костровую сигнализацию. На смену им пришли ставшие уже традиционными способы передачи информации: телеграф, телефон, радио и телевидение. Нынешний день почты невозможно представить без новейших технологий: интернета, мобильной связи, интерактивного ТВ и прочих современных «чудес». (Более подробно об узбекской почтовой службе можно узнать в Ташкентском музее истории связи).

Этим, однако, почта не ограничивается. Сегодня у «Почты Узбекистана» есть свой банк и страховая компания – соответственно, «Aloqabank» и «Alskom». То есть в целом как будто все не хуже, чем у прочих. Однако за последние лет двадцать укоренилось мнение, что узбекская почта – это архаичный и умирающий сервис. Об этом, в частности, говорил недавно назначенный гендиректором «Узбекистон почтаси» Евгений Биргер.

Впрочем, общее настроение Биргера все-таки оптимистичное. На уже упоминавшейся майской конференции в Ташкенте он заявил, что «почта – это важный институт государства, переживающий свое второе рождение», а «причины нынешнего состояния почты в бывших советских странах общие – отсутствие понимания истинного предназначения почты».


Евгений Биргер. Фото с сайта Xabar.uz

Евгений Биргер – личность, достаточно известная в российских административных кругах и бизнесе. До того, как стать директором «Узбекистон почтаси», Биргер был главой департамента почтовой службы Минсвязи РФ. Его появление в Узбекистане связано с тем, что в феврале текущего года президент Шавкат Мирзиёев поручил разработать план реформировании национальной почты, для чего требовалось привлечь зарубежных консультантов и изучить передовой международный опыт.

И вот тут кандидат экономических наук Биргер, прежде занимавший руководящие позиции в «Почте России», пришелся очень ко двору. На следующий день после конференции 22 мая в Ташкенте российский специалист по почтовой связи и инфокоммуникациям проснулся «узбекским почтовым директором».

Первые его заявления в адрес «Почты Узбекистана» были не особенно лестными.

«Компания “Узбекистон почтаси”, несмотря на огромный потенциал, не справляется с действующими нормативами и традиционной деятельностью, – заявил Биргер. – Имея 91 узел связи, 1753 отделения и 6900 работников, почтовый оператор в первом квартале получил выручку в размере всего $1,3 млн».

Вывод из вышесказанного был простой: «Почта Узбекистана» нуждается в реформировании.

Чтобы избежать надвигающегося краха почтовой системы, Биргер предложил свой вариант модернизации. Его проект под названием «Почта 2.0» должен интегрировать эту службу в жизнь общества.

Похоже, новый директор был искренне удивлен, что национальной почтовой компанией ежегодно пересылается 1,5 миллиона писем, 102 тысячи посылок и осуществляется 1,2 миллиона переводов – итого выходит всего 0,5 отправления на жителя в год.

«В США этот показатель составляет 443 отправления, в Великобритании – 270. На постсоветском пространстве дела обстоят не лучше, но и там показатели в разы выше: в Эстонии – 27, в Беларуси – 20. Это просто невероятно. Государство и общество фактически почту не используют», – сокрушался Биргер.

Но одного сокрушения, конечно, было недостаточно, потому Биргер и предложил свой проект. У проекта этого есть несколько главных положений. Во-первых, нужно реализовать конвергенцию почты и интернета. Во-вторых, почтовые отделения должны стать универсальными центрами обслуживания населения и, помимо услуг связи, предлагать самые разные сервисы. Так, например, почта может предоставлять универсальный доступ к финансовым услугам и инвестиционным продуктам.

«Почта может стать одним из игроков рынка перевозок, – сказал Биргер. – У нее должны быть свои транспортные средства, от городских малолитражек до междугородных фур, и логистические центры. Это тенденции развития почты в мире».

По его словам, поскольку почта эволюционирует в сторону инфокоммуникаций, ее инфраструктура будет включать и специализированные датацентры. Они будут создаваться вместе с национальным оператором телекоммуникаций.

Одно из важнейших перспективных направлений почты – развитие электронной коммерции. Будучи третьей доверенной стороной, почта способна обеспечить защиту прав потребителей и взаимные гарантии участников гражданского оборота. Именно эта ее функция, считает Биргер, позволит почте интегрироваться в деятельность организаций и в жизнь граждан.

Слов нет, новый гендиректор взялся за дело с размахом. Однако можно ли будет реализовать эти грандиозные планы?

Россия для примера не подходит

«Сегодня «Узбекистон почтаси» в целях модернизации и развития почтовой связи внедряет новые виды услуг на базе информационно-коммуникационных технологий. Так, через корпоративную компьютерную сеть функционируют такие автоматизированные системы, как «Электронные денежные переводы», «Прием платежей», «Учет выплаты пенсий и пособий», «Мониторинг прохождения регистрируемых почтовых отправлений» и «Подписка на периодические издания» с подключением к ним определенного количества объектов почтовой связи. Кроме того, в филиалах общества продолжаются работы по дальнейшей компьютеризации отделений почтовой связи и подключению их к автоматизированным системам», – бодро рапортуют почтовые чиновники. Однако имеющиеся сейчас возможности – капля в море по сравнению с тем, что предстоит организовать.

Даже обычные потребители услуг считают, что почтовая «электронизация» в Узбекистане пока не достигла должного уровня. Они уверены, что если создать нормальный сервис по принципу «качество-цена-оперативность-надежность», то клиент начнут пользоваться услугами почты, забыв старые претензии. Почте, считают потребители, необходимо вернуть функцию выдачи пенсий и пособий, не говоря уже про оплату всех коммунальных и прочих платежей с введением электронной базы и баркодов. Такой порядок давно уже существует в других странах, например, в той же России.

Правда, далеко не все поддерживают равнение на Россию в этом вопросе.

«Пусть простит меня уважаемый Евгений Биргер, но по почте России не скажешь, что с нее нужно брать пример, – заявляет на форуме Gazeta.uz пользователь Олеся Вязание. – Воровство посылок там идет по всем направлениям, начиная с таможни и заканчивая каждым узлом сортировки – моим словам много подтверждений в интернете и в самих официальных СМИ России. Посылки там очень долго проходят сортировку… Наша почта работала намного лучше и оперативнее».

«Главное, чтобы почта Узбекистана в «Почту России» не превратилась – там такие проблемы, которых у нас нет, – соглашается с Олесей Max Bvin. – У нас реальной электронной коммерции нет – «Вебмани», «Киви» и прочего. Электронные деньги не доступны для широких масс, а по нашим «Узкард» в интернете ничего не купишь, поэтому мы и проблем особых не чувствуем пока. В России я заходил в отделение почты, и передо мной стояли по 9 человек за покупками с «Али-Экспресс» и «Ebay», потому что там оформить заказ можно хоть со счета мобильного оператора. Вот система и работает еле-еле, так как вечно перегружена, а модернизацию провести нормально не могут, так как государство занимается совсем другими вещами. Дай нам такую же свободу в покупках в интернете, и вылезут все те же «косяки», так как все работает еще на той системе, которая такой объем посылок не предусматривает».

Некоторые потребители жалуются, что узбекская почта не работает, как положено – порой, бывает, нет даже марок, чтобы отправить письмо. Именно по этой причине, например, уведомления о задолженностях не приходят вовремя. В результате люди превращаются в должников, и сведения о них как о должниках передают в Бюро принудительного исполнения. В результате люди вынуждены оплачивать огромные штрафы только потому, что плохо работает почта.

А вот что пишет на форуме Gazeta.uz пользователь Alexander Korolkov. «О нашей почте в текущем состоянии я могу сказать лишь по опыту приема мелких пакетов и бандеролей. Во-первых, посылки, трек-код которых уже отметился в Ташкенте, проходят сортировку в течение 4-6 дней (до приезда на местную почту), при том что само отправление добирается из Китая через Сингапур за 13-17 дней. Во-вторых, автоматизированная система штрих-кодов на сайте pochta.uz сильно хромает. Бандероли и м/п зачастую имеют конечный пункт «100000» («Главпочтамт»), хотя их отправляют в местные отделения, и часто важно знать, в какое именно отделение попадет отправление. В редких случаях, когда в системе все-таки отображается номер конечного местного отделения, он часто имеет неверный пункт (например, очень часто «стандартным» пунктом значится «100047», хотя по факту посылка уехала в нужное отделение). И, пожалуй, самым важным является то, что операторы почты в исключительно редких случаях ставят трек-коду статус «получено/вручено адресату». А известные интернет-платформы, отправляющие товары посылками по почте, ориентируются именно на этот статус трек-кода для завершения сделки».

Речь тут идет об элементарных вещах, к которым давно привыкли в цивилизованных странах. Однако даже это пока вызывает в Узбекистане проблемы.

Что это значит на практике? Это значит, что новому гендиректору «Почты Узбекистана» предстоит не просто реформировать и модернизировать предприятие. Биргеру придется в кратчайшие сроки перетащить отрасль из пещерного века, в котором сейчас пребывает почта, прямо в современность. И сделать это будет очень непросто.

Соб.инф.

Международное информационное агентство «Фергана»