20 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

Толиб Якубов: Как «прижать» оппозиционера

Я часто писал о периоде в жизни различных государств, называемом «периодом веспасианства», его еще нередко называют «периодом государственного террора». Террора во всем: в политике, экономике, социальной сфере и так далее. По утверждению ученых, государство, вступившее в этот период, завершает свое существование крахом политической системы. Известно, что все империи в истории человечества проходили этот период. Пример тому из новейшей истории - распад СССР и Югославии. Узбекистан вступил в третью фазу государственного террора несколько лет назад и стремительно «наращивает» темп своего политического краха.

Нынешняя ситуация в Узбекистане напоминает мне последние дни Третьего рейха. Когда заканчивалась Вторая мировая война и уже шли бои за Берлин, все понимали, что война проиграна, но гестапо работало как ни в чем не бывало. Офицеры немецкой армии, убедившись в бесполезности сопротивления, складывали оружие и уходили с поля боя, чтобы сохранить свои жизни. Гестапо же преследовало таких людей, ловило и вешало на площадях с табличкой на шее: «Дезертир». Жители Германии вывешивали на своих балконах белые флаги в знак непротивления. Гестапо расстреливало таких целыми семьями, обвиняя их в насаждении пораженческого настроения среди населения.

В условиях почти полной изоляции, развала экономики и отчаяния людей милиция, прокуратура и Служба национальной безопасности (СНБ) Узбекистана арестовывают правозащитников, а также людей с религиозными и политическими убеждениями, суды же выносят им неправосудные приговоры.

Не удивительно, что в тюрьме оказался 71-летний старик - Хасан Чориев, у которого совсем недавно государство отобрало практически все нажитое им имущество. Видите ли, слова Хасана Чориева о хокиме (главе администрации) обидели эту важную персону, которая подала на него в суд. Когда это видано, чтобы узбекский суд защитил простого гражданина от несправедливых обвинений хокима?

Сотни голов рогатого скота, тысячи овец и другое имущество Хасана Чориева было конфисковано в пользу государства. Это и есть проявление «периода веспасианства». Причем вряд ли «выигравшему» суд хокиму достался хоть один из конфискованных у Чориева баранов.

Хасан Чориев, к сожалению, - не единственный бизнесмен, у которого власти отобрали нажитое через суд. В подобных условиях суд превращается в предпринимательскую организацию государства, «делающую» деньги, которые, якобы, стекают в государственную казну.

Я помню, как в 2002-2003 годах Баходир Чориев отчаянно боролся за права своей семьи, за отобранный у него бизнес. Отсидев в тюрьме, устраивал пикеты и другие протестные акции. Он не отступил даже тогда, когда неизвестные жестоко избили его и сожгли его автомобиль. Многие бы спрятались в кусты. Чориев не стал прятаться, но понял, что цивилизованную борьбу против власти Каримова можно вести только находясь вне Узбекистана. В Узбекистане же у людей, участвующих в политической борьбе, остается всего два варианта: либо тюрьма, либо «в кусты».

За рубежом живет огромное множество выходцев из Узбекистана, но против авторитарной власти Каримова борются немногие - те, кто верит, что, используя не огнестрельное оружие, а слово о правде, можно постепенно ослабить насильственный режим. А режиму уже мерещится, что отовсюду - из водопроводных колодцев, подвалов домов, с крыш высотных зданий, - в каждого представителя власти целится кто-то из политических противников. Это я к тому, что после недавнего визита Каримова в Джизак была отдана команда закрыть все подвалы госучреждений на ключ под ответственность руководителя. А крышки водопроводных колодцев на дорогах или вдоль них, приварили к опорной плите еще несколько лет назад.

Вернемся к Хасану Чориеву. Когда я впервые услышал о его аресте, решил, что ему могут предъявить обвинение в вымогательстве – это дежурная и любимая правоохранительными органами Узбекистана 165-я статья Уголовного кодекса. Ее, как правило, не применяют против представителей прокуратуры, милиции, налоговой и таможенной инспекций, хокимиятов и других органов власти. Да и дочерям президента она не грозит. Хотя без вымогательства они и дня не проживут, об этом знает каждый взрослый житель Узбекистана. Зато 165-я успешно работает против правозащитников, журналистов, немногочисленных представителей оппозиции.

Дело в том, что как у охотника имеется патронташ с патронами, у следователей прокуратуры, милиции, СНБ и других силовых структур также есть своеобразный «патронташ», набитый людьми, которые по требованию следователя готовы в любой момент написать заявление с обвинением в вымогательстве против какого-либо правозащитника или журналиста, которого нужно оговорить. Это - женщины легкого поведения, алкоголики, наркоманы, взяткодатели и тому подобный контингент.

Кроме вымогательства в «арсенале» у узбекских силовиков есть и другие статьи, используемые против оппонентов режима: например, 118 («Изнасилование»), 139 («Клевета»), 140 («Оскорбление»), 277 («Хулиганство»).

Узнав о том, что Хасану Чориеву предъявлено обвинение по статье 118, я ахнул.

По нашим наблюдениям, перед тем, как предъявить кому-либо заведомо ложное обвинение, узбекские следователи тщательно готовят «пострадавшего» или пострадавшую». В случае с Хасаном Чориевым, видимо, у следователя был цейтнот, и он не успел состряпать более правдоподобное обвинение.

Напомню, что за несколько дней до ареста Хасана Чориева информагентство «Фергана» опубликовало интервью с его сыном Баходиром, который утверждал, что его организация хоть сегодня готова взять власть, но пока не торопится с этим. Я ему охотно верю, но расцениваю его слова как вызов Исламу Каримову, который не привык к таким заявлениям.

Я более чем уверен, что после выхода интервью с Чориевым-младшим из Ташкента поступила грозная команда: «Арестовать!».

Баходира арестовать не могут – руки коротки, а вот отца можно поприжать. Но как? Тут уже не до подготовки. Вызвать из «патронташа» первого попавшегося, точнее, первую попавшуюся! Первой оказалась 17-летняя девушка. Так, я думаю, и появилась статья 118.

Эта опасный шаг для следователя. Ведь в изнасиловании обвиняется 71-летний старик. Что, если ранее он перенес операцию, скажем, по удалению предстательной железы? Аденома встречается у многих стариков. Но времени и возможности для уточнения нет. В интернете появилось заявление жены Хасана Чориева по поводу его ареста. Она так и заявила: «Муж перенес операцию по удалению...». Если это правда, то следователю – крышка.

«Чувство справедливости распределено между людьми очень несправедливо». Эта истина особенно ярко проявляется в государствах с человеконенавистническими режимами. В таких странах бороться с несправедливостью крайне тяжело. Каримовский режим верен каримовскому тезису: «Отец отвечает за сына». Я не знаю, как Баходир Чориев намерен бороться против несправедливости по отношению к своему отцу. Желаю, чтобы семья Чориевых с честью вышла из этой непростой ситуации.

Талиб Якубов

Международное информационное агентство «Фергана»